Процессы социально-экономической конвергенции в мировом сообществе

Рубрика : Глобализация и страны с разным уровнем развития

Объяснение кажущегося противоречия между представленными выше позициями может заключаться в следующем. Не считая сомнительности отнесения в современной ситуации к группе развивающихся стран «восточноазиатских тигров» (Южной Кореи, Сингапура, Гонконга как специального административного района Китая и Тайваня), причисленных МВФ к категории передовых экономик, в приведенных исследованиях, вероятно, используется подход к анализу неравенства доходов с применением странового группирования мирового населения. В результате возможны ситуации, когда внутри какой-либо развивающейся страны неравенство доходов возрастает, показатели бедности сохраняются на высоком уровне (что эквивалентно низким темпам роста доходов беднейшей части (квинтиля, дециля) мирового населения и росту социально-экономического неравенства в мире) при улучшении среднестрановых показателей за счет увеличения доходов более обеспеченных слоев населения.

Кроме того, сами указанные выше авторы отмечают ряд оговорок, которые должны быть сделаны для интерпретации результатов данных исследований. Из 100 развивающихся стран за весь период 1950—1999 гг. только 14 удалось сократить относительное отставание от развитого авангарда мира и, следовательно, «вытянуть» за собой остальной основной массив развивающихся стран. Лишь двум странам/территориям (Сингапур и Гонконг) удалось сократить абсолютное отставание. Это одновременно свидетельствует о глубоком социально-экономическом расслоении в самой группе развивающихся стран, выделении из их числа небольшого количества динамичных стран, сокращающих свой относительный разрыв от развитых государств (к таким странам в 1990-е гг. могут быть отнесены с полным на то основанием Китай и Индия — гиганты развивающегося мира), и наличии немалого числа стран, относящихся к категории наименее развитых, для которых отрыв от развитого авангарда мира вырос, и зачастую значительно.

Не менее статистических (количественных) показателей социально-экономического разрыва важен вопрос и о содержательном, качественном «наполнении» данного разрыва. Дело в том, что в современных условиях глобализации (в 1990-е гг. и в первом десятилетии XXI в.) передовые экономики находятся фактически [на постиндустриальной, информационно-инновационной стадии своего развития, в то время как в подавляющем большинстве периферийных стран еще не до конца решены задачи индустриальной стадии развития (а кое-где — и задачи начальной фазы индустриализации), в лучшем случае, существуют лишь островки (анклавы) постиндустриального уклада, мало связанные со всей экономикой данных стран. Если страны находятся на одной и той же индустриальной стадии развития, задача достижения «догоняющей» страной тех же объемов производства, что и у страны-лидера, хоть и сложна, но вполне выполнима, а при использовании мобилизационных методов в экономике — даже в относительно короткие сроки. Однако если целью становится устойчивое воспроизводство не стандартизованных материальных благ, а информационного продукта, то необходимыми предпосылками такого воспроизводства являются высокий уровень образования и квалификации, укоренившееся стремление к творчеству создателей данного продукта, что достижимо лишь после десятилетий вложений средств в человеческий капитал. В результате количественный разрыв, когда лидеры и «догоняющие» находились на индустриальной стадии развития, перерос в качественный — между постиндустриальным миром развитых стран и индустриальным — развивающихся, преодолеть который объективно намного сложнее сейчас, чем в предыдущие периоды.

Раньше на промышленной стадии эволюции доминирование центра мирового хозяйства основывалось на опережающем развитии усложняющихся промышленных структур. Отдельные страны периферии могли пытаться с большим или меньшим успехом осуществлять «догоняющее развитие» путем переноса из стран-лидеров и имплантации в собственную экономику устаревающих (в терминах теории «жизненного цикла» продукта) и менее эффективных производств. Необходимые для этого экономические и социальные компоненты, пусть и с существенными оговорками и не в полном объеме, но все же были в наличии в наиболее динамичных странах мировой периферии. А производители из развивающихся стран, хотя и с трудом, но все же могли иногда чисто рыночными методами интегрироваться в мировое хозяйство, опираясь на такие факторы конкурентных преимуществ, как дешевизна рабочей силы, наличие богатых месторождений природных ресурсов и т.д.

Pages: 1 2 3