Процессы социально-экономической конвергенции в мировом сообществе

Рубрика : Глобализация и страны с разным уровнем развития

Теперь же возможности переноса и трансплантации из развитых стран в развивающиеся отдельных отраслей резко сокращаются, причем не только в результате роста капиталоинтенсивности производства или повышения требований к уровню квалификации трудовых ресурсов. Предпосылки, необходимые для перехода к постиндустриальному этапу, очевидно, намного сложнее, чем условия развития на индустриальной стадии эволюции общества. Вряд ли будет натяжкой утверждение, что во многих периферийных странах, особенно менее развитых, почти полностью отсутствуют соответствующая инфраструктура и наличие важнейших предпосылок (экономических, институциональных, культурных), позволяющих осуществить «рывок» (используя термин У. Ростоу) к новой постиндустриальной стадии развития.

Для обозначения того аспекта дифференциации между развитыми и развивающимися странами, который связан с различиями в освоении информационных технологий, был даже предложен специальный термин «цифровое неравенство». Разрыв между передовыми экономиками и развивающимися странами по этим показателям намного превышает существующие расхождения по критерию подушевого ВВП: по данным на 1999-2000 гг. разрыв между ними в обеспеченности мобильными телефонами составлял (в расчете на 1000 чел.) в среднем 17 раз (в том числе разрыв между развитыми странами и государствами Южной Азии — 180-190 раз, Тропической Африки 45-50 раз); персональными компьютерами 22 раза (соответственно 120-130 и 35-40 раз); в удельном весе населения, использующего Интернет, — 150 раз (соответственно свыше 3000 и 200 раз). Для того чтобы приобрести компьютер, житель Бангладеш должен потратить сумму, эквивалентную его восьмилетнему доходу, в то время как средний американец должен для этого трудиться всего один месяц.

По мнению известного российского экономиста В. Иноземцева, разрыв между постиндустриальным миром и остальными странами приобрел качественный характер и постоянно воспроизводится, в том числе по причине падения интереса наиболее развитых стран к ввозу сырья (за редким исключением) и готовых промышленных изделий из периферийных стран.

Таким образом, можно сделать вывод, что социально-экономическая дифференциация мирового сообщества как единого целого, понимаемая как разрыв между беднейшими и богатейшими группами мирового населения, в современных условиях развертывания процессов глобализации продолжает возрастать. В то же время разрыв в количественных показателях развития (прежде всего ВВП на душу населения) между группами развитых и развивающихся стран, судя по тенденциям 1990-х гг., стал немного сокращаться, но лишь благодаря относительно небольшой группе динамичных стран, прежде всего новых индустриальных экономик. К тому же продолжает внушать пессимизм по поводу дальнейших сценариев конвергенции/дивергенции в мировой экономике качественное «наполнение» данного разрыва. Одновременно все более четко проявлялась поляризация в самой группе развивающихся стран: возрастает разрыв между новыми индустриальными странами, динамичными странами «третьего мира» среднего уровня развития, к числу которых можно отнести супергигантов развивающегося мира — Китай и Индию, стремительно наращивающих в последние два десятилетия свой экономический потенциал, с одной стороны, и наименее развитыми странами — с другой, существенная часть которых в 1980—1990-е гг. демонстрировала крайне низкие либо отрицательные темпы экономического роста. Так, по данным экспертов Программы развития ООН, за 1980-2000 гг. в 33 развивающихся странах ВВП в расчете на душу населения увеличивался более чем на 3% в год, в то время как в 59 странах наблюдалось снижение данного показателя.

Pages: 1 2 3