Роль государства в условиях глобализации

Рубрика : Роль государства

В развитых странах роль государства в экономике стала набирать силу со времени Великой депрессии начала 30-х гг. прошлого века, которая привела к истощению их экономического потенциала. С помощью организации общественных работ, создания системы государственного социального страхования, активного использования бюджетной политики правительства этих стран пытались противостоять спаду и связанными с ним безработице и нищете. То есть государство с этого времени взяло на себя решение таких задач, которые раньше не входили в его функции, и расширило существующие. К середине века спектр задач, решаемых государственными институтами, включал не только более широкое предоставление инфраструктуры и коммунальных услуг, но и намного более развернутую поддержку образования и здравоохранения. Расширение прерогатив государства вызвало рост его расходов, которые, в соответствии с идеями Дж.М. Кейнса, считались стабилизаторами экономики. Так, поданным МВФ, доля государственных расходов, включая расходы государственных фондов социального страхования, в ВВП выросла в развитых странах более чем в 4 раза с начала прошлого века и превысила к концу столетия в среднем 40%, а в отдельных странах существенно больше: в Италии она составила 49,1%, в Бельгии 49,4, во Франции 54,3, Швеции 58,5%. Главным фактором такого беспрецедентного увеличения стал рост государственных социальных расходов, что непосредственно вытекало из задачи создания государства всеобщего благосостояния. В частности, существенно выросли расходы на образование, медицинское обслуживание, социальную помощь наименее защищенным слоям населения, что сократило масштабы бедности и повысило качество человеческого капитала. Во всех развитых странах увеличился индекс человеческого развития (ИЧР).

К началу 80-х гг. обнаружились недостатки и слабости этого курса. Государство взяло на себя множество функций, которые вышли за рамки его природы: формировало экономическую политику, регулировало производство, владело обширной собственностью, субсидировало отдельные виды хозяйственной деятельности.

Быстро растущая автономия глобализированных рынков подрывает власть государства и его способность контролировать свою собственную экономическую судьбу. Территориально ограниченные государства, в течение трех веков рассматривавшиеся как высший объект человеческой лояльности, все больше делятся властью, включая политическую, социальную и оборонную сферы, с другими силами, «новобранцами» в международных экономических отношениях. Из этого нередко делается вывод о том, что государства капитулируют перед рынками, которые они сами же и сотворили. Так, американские исследователи международной экономической интеграции из Института Брукингса отмечают, что трансграничная экономическая интеграция и национальный политический суверенитет все больше вступают в конфликт, что ведет к противопоставлению экономических и политических структур в мировом хозяйстве. Эффективные рыночные просторы все меньше совпадают с национальной юрисдикцией. В этом есть какой-то парадокс, потому что движение от государственной власти к рыночной и растущая мощь ТНК были следствием преднамеренной государственной политики. Другие ученые считают, что поскольку государство не отступило, то основной смысл его существования полностью изменился. Государства отныне формируют политику на базе конкурентных стратегий, которые стремятся воодушевить рынки и делегировать ответственность за ключевые решения частным действующим лицам.

Pages: 1 2 3 4 5 6